2 отзыва
В ожидании кризисной волны
Контакты
ООО "Проминдустрия"
+38067356-79-56
+38044223-99-77
+38063568-03-10
+38044568-03-10
+38066069-31-55
Проминдустрия
УкраинаКиевул. Промышленная 101013
Карта

В ожидании кризисной волны

В ожидании кризисной волны
В мировой экономике наметилось оживление, но нельзя исключать и новую кризисную волну. Это особенно опасно для недостаточно стабильных развивающихся стран, включая Украину.

В октябре МВФ опубликовал новый прогноз перспектив мировой экономики, которая продолжает оправляться от последствий глобального кризиса-2008. Эксперты Фонда констатируют, что в 2017 году восстановление продолжается: если в 2016-м всемирный ВВП вырос всего на 3,2% (это минимум со времен окончания всеохватного кризиса), то на нынешний год ожидается 3,6%, а в 2018-м – 3,7%.

Действительно, имеющиеся данные гласят, что в этом году оживление происходило во всех основных регионах политического Запада – в Северной Америке, Европе, Японии. За счет этого годовой экономический рост в развитых странах мира должен составить 2,2%. Ровно на столько же должен вырасти и ВВП США, а в 2018-м – еще на 2,3%; в еврозоне после увеличения на 2,1% в 2017-м, напротив, прогнозируется некоторое охлаждение динамики до 1,9%. Для Британии эта пара цифр ожидается на уровне 1,7% и 1,5%, для Японии – 1,5% и 0,7%.

Замедление темпов связано, в частности, с повышением отметки базы сравнения. Этот фактор проявляется и в ожиданиях по развивающимся и формирующимся ("постсоциалистическим") рынкам: так, для Китая прогнозная пара составляет 6,8% и 6,5%. При этом Пекин продолжит стимулирование экономики для достижения ранее поставленной цели удвоения ВВП в 2020 году по сравнению с 2010-м. Для Индии соответствующая пара показателей ожидается на уровне 6,7% и 7,4%, для развивающихся рынков Европы – 4,5% и 3,5%, а для России – 1,8% и 1,6%. Такие показатели для РФ предполагаются на фоне прошлогоднего спада на 0,2%, т.е. являются восстановительным ростом.

В целом, повышение международной экономической активности, наступившее после нескольких лет недостаточного роста, открывает хорошие возможности для проведения на национальном и транснациональном уровне важнейших реформ, направленных на расширение производственных возможностей и связанных с этим доходов – а также на укрепление устойчивости к рискам, говорит европейский экономист Сони Капур. При этом далеко еще не все страны завершили посткризисное восстановление и стабилизацию, процесс продолжается.

Мероприятия фазы подъема, среди прочего, предполагают налогово-бюджетную политику, направленную уже не на рост ВВП "вообще", а более узко на развитие промышленной производительности и качества рабочей силы. Это означает риски для показателей занятости и требует от правительств взвешенных комплексных дальновидных подходов. Еще одно важное направление – борьба со значительным объемом госдолгов (в частности, за счет бюджетной консолидации), которые для стран G20 уже достигли в общей сложности 135 трлн долл. По словам руководителя надзора МВФ за финансовой стабильностью Тобиаса Адриана, улучшение общей конъюнктуры (тем более после периода волатильности) снова подпитывает аппетиты к риску – так было в 2003-08 годах, и это привело к кризису. "Хотя ситуация кажется спокойной, долговые и другие уязвимости развиваются и пока что остаются без должного внимания", - акцентирует специалист.

Так, возможно появление новых «финансовых пузырей», обрушение которых способно спровоцировать новый мировой экономический кризис. Он вряд ли будет столь же масштабным, как предыдущий, но все равно окажется повсеместным и ощутимым. Т.Адриан допускает, что при подобном развитии событий цены на акции рухнут в среднем на 15%, внутристрановые потребительские цены – на 9%, а глобальный ВВП сократится по крайней мере на 1,7%. О такой вероятности в связи с огромным объемом госдолгов говорит и министр финансов Германии Вольфганг Шойбле: антикризисная политика центробанков различных стран по «накачиванию» экономик ликвидностью сформировала предпосылки для новой волны «пузырей».

Еще один риск – возврат финансовых учреждений к политике дорогих денег, начиная с повышения учетных ставок центробанками развитых стран. Как известно, упомянутая накачка ликвидностью с 2009 года означала (и во многом по-прежнему означает) минимальные ставки, вплоть до отрицательных. Это насытило рынок удешевленными финансовыми ресурсами и позволило западным экономикам оправиться после кризиса. Соответственно, с исчерпанием восстановительного периода такие "количественные смягчения" постепенно сворачиваются. И тут принципиально важно, насколько устойчива достигнутая макростабилизация: если устойчивость недостаточна, то в ключевые экономические сектора может вернуться стагнация. Это сократит доходы населения и бизнеса, снова формируя замкнутый круг "низкий спрос – низкая бизнес-доходность – низкие доходы домохозяйств – низкий спрос". Развитые страны до сих пор не завершили выход из этой ловушки (особенно в Европе), и новое усиление данного фактора само по себе способно стать причиной новой кризисной волны. Особенно если оно сочетается с ослаблением мер по укреплению финансового регулирования и надзора, усиленных после 2008 года – такой тренд на фоне нынешнего экономического улучшения тоже присутствует.

В данной связи отметим и риски развивающихся рынков, которые в последние годы перестали быть антикризисным драйвером мирового ВВП – но при этом остались зависимыми от экспорта сырья и полуфабрикатов (и котировок на них). Да, та же КНР активно развивает выпуск и экспорт продукции с повышенной добавленной стоимостью, но все равно еще во многом зависит от поставок на внешний рынок более "простых" товаров. Кроме того, аналитики констатируют, что растущая китайская экономика сегодня намного сильнее зависит от иностранных кредитов, чем в 2008-м, и в случае нового кризиса будет значительно более уязвимой, чем тогда. А значит, Поднебесная не сможет быть для мира "лекарством", как в прошлый раз, и возможный кризис способен быть менее острым, но более затяжным и "вязким".

Украина также является развивающейся экономикой, но, в отличие от Китая, не обладает развитым внутренним спросом – а, например, доля машиностроения в экспорте за 7 мес. 2017 года составила всего 11,2% (для сравнения, в 2012-м это было 18,9%). К тому же на сей раз ситуация усугубляется существующим внутриэкономическим кризисом, которого не было в 2008-м. Поэтому «в случае чего» риски для Украины на порядок выше, чем тогда.

Пока же восстановительный рост продолжается, и МВФ на поточный год прогнозирует 2% роста отечественного ВВП, а на следующий – 3,2%. Этого по-прежнему недостаточно для выхода на «довоенный» уровень экономики, но, вместе с тем, фиксируется макроэкономическая стабилизация и создается базис для дальнейшего развития. Для него нужны системные усилия – реальное улучшение бизнес-климата, развитие производства передельных товаров (а не просто сырья и полуфабрикатов), действенная государственная поддержка экспортеров и т.д. Только в этом случае позитивная динамика ВВП сохранится и усилится в среднесрочной перспективе.

Максим Полевой

МинПром
facebook twitter